Поделись с друзьями:

Анищенко Анна "Притча о том, как чувства и эмоции играли в прятки"

Однажды все чувства сидели без дела:
Скука зевала, Лень сонно сопела,
Плакало Горе, а Вера поникла.
Но у Сумасшествия мысль вдруг возникла:

-Вставайте! Вставайте, сыграем же в прятки!
Интрига спросила:
- Как это?
И кратко
Им Сумасшествие все рассказало,
И почти всем сразу весело стало.

Апатия, правда, была равнодушна,
Сказала, что прятки – безвкусно и скучно.
Правде с расстройством пришлось отказаться:
Ее сразу найдут, ни к чему и пытаться.


Трусость же к риску была не готова,
Но в том ее сущность, что ж тут такого?
Гордость собой лишь интересовалась,
Поэтому сразу играть отказалась.

Сказало Безумье, глаза закрывая:
- Готовьтесь, друзья, я считать начинаю!
Эмоции кинулись прочь убегать,
Местечко себе понадежней искать.

Лень тут же устала – залезла под камень.
Смелость укрылась в огне, прыгнув в пламень.
Триумф, постаравшись, на ель взгромоздился,
А Зависть, плутовка, в тени его скрылась.

Вера скорей поднялась в небеса,
В озере чистом укрылась Краса.
В расщелину Страх без раздумий забрался,
Для Страсти вулкан кстати так оказался.

Ложь схоронилась на дне, в океане
(По правде сказать, она скрылась в тумане).
Свобода слилась с дуновением ветра,
А Благородство – с лучиком света.

И вот уж Безумье близко к миллиону.
Считать-то осталось – раз, два, и готово!
Но только Любовь не нашла себе место –
Уж занято все, что, конечно, нечестно.

Но вот взгляд упал на розовый куст.
Решила Любовь: «Вот сюда заберусь!».
И вот Сумасшествие громко сказало:
- Всё! Миллион!
И искать побежало.

Первой нашлась, конечно же, Лень –
Ее выдавала за камнями тень.
С Богом на небе спорила Вера,
Забыв уж про прятки и всякие меры.

Вулкан весь дрожал от присутствия Страсти.
Под деревом же подавилась вдруг Зависть.
Триумф был раскрыт только из-за нее.
Вот вечно плутовка за ним прошмыгнет!

Устав, Сумасшествие к озеру вышло
И вдруг осознало – чистое слишком!
Оно догадалось, что Красота
Собой все украсила, как и всегда.

Рядом с забором Сомнение нашлось,
Ему вдруг с дилеммой столкнуться пришлось:
Оно не успело конкретно решиться,
С какой стороны забора укрыться.

Ложь отыскало Безумье в тумане
(Да нет же! Сидела она океане!).
И только Любви нигде не нашлось.
Кругами Безумию рыскать пришлось.

Розовый куст отыскался нескоро,
Но Любовь точно там! Теперь всё готово!
Безумье раздвинуло ветки, и вмиг
Поляну наполнил болезненный крик.

Сбежались все чувства, в чем дело, узнать,
И радость игры начала утихать.
Безумье кричало, молило, рыдало:
- Прости же! Прости, я и вправду не знало!

Ему улыбалась в ответ лишь Любовь,
Из глаз искалеченных капала кровь.
Розовый куст оказался с шипами.
Раздвинув же ветки своими руками,

Безумье любовь ослепило навек.
К чему эта притча вообще, человек?
К тому, чтоб ты понял, в чем тут беда:
Любовь все прощает. Любовь ведь слепа.

Ей руку ведет Сумасшествие верно,
Вину искупая за раны примерно.
И не удивляйся потом, человек.
Любовь и Безумие – сестры навек.